Основная беда при покупке бэушной машины — ее тёмное прошлое. С одной стороны, белорусы сетуют на то, что найти «живой» экземпляр слишком сложно, равно как и обезопасить себя от покупки «кота в мешке». С другой, вопрос открытой базы машин с пробегом, в которой по VIN-коду можно узнать, в каком состоянии до продажи находилась приглянувшаяся иномарка, вызывает самые разные реакции от одобрения до бурных протестов. А что об этом думают сами игроки авторынка?

 

 

Средний покупатель машины мало разбирается в технических особенностях, и список тех вещей, которые он может рассмотреть при покупке, крайне мал. От неопытного взгляда могут укрыться очень существенные проблемы и даже последствия тяжелых аварий. Тем не менее всевозможные базы и сервисы по проверке машин — это скорее примета американского и европейского рынков. Беларусь в этом плане предсказуемо выступает в роли догоняющей и неохотно принимает ноу-хау, в чем убедился Анатолий Тыдыков, директор компании Vin Check — сервиса для онлайн-проверки автомобиля перед покупкой на территории России и Беларуси.

 

 

«Идея создания сервиса возникла еще в 2014 году, когда случился известный "хапун" и белорусы массово ринулись в РФ закупаться машинами. В этом плане возникали немалые риски, что услышанная по телефону информация о них не подтвердится или объявление о продаже окажется фейковым. Но подобных опасностей можно избежать, причем не надо никуда ехать и никого искать. По сути, сегодня сервис представляет собой агрегатор автоэкспертов из разных уголков России. В Беларуси с нами сотрудничает пока небольшое количество специалистов из Минска, Бреста и Слуцка в рамках авторского соглашения. И с точки зрения технологичности проекта нас можно сравнить с платформой Uber», — говорит основатель сервиса, суть которого заключается в первичной проверке автомобиля.

 

 

Пользователю достаточно зайти на сайт и заказать проверку машины в режиме онлайн, после чего эксперт выезжает к ней и оценивает. В первую очередь это внешнее состояние: наличие повреждений (повод для торга), толщина ЛКП, чистота салона, а также способность машины ехать без лишних звуков, ударов, дыма и прочих явно негативных «спецэффектов». По результатам проверки создается отчет с заключением эксперта и фотографиями как самого автомобиля, так и документов (ПТС, СТС, сервисная книжка), если продавец, конечно, не против.

 

 

Выходит, сами покупатели и формируют эту базу данных о машинах с пробегом, заказывая проверки. Если заинтересовавший их автомобиль уже есть там, то можно купить отчет, вбив уникальный VIN-номер. «Если проводить аналогию с Западом, то там VIN-код автомобиля всегда открыт и не считается секретной информацией. На мой взгляд, это правильно. Еще до повышения таможенных пошлин многие покупали в Литве битые иномарки, восстанавливали их и продавали доверчивым белорусам как "не бита, не крашена". Зная идентификационный номер, можно проследить историю автомобиля», — отмечает руководитель онлайн-проекта.

 

 

Кто от этого выигрывает, спросите вы? Это выгодно в первую очередь клиенту, который не тратит время, а напрямую и онлайн обращается к профессионалам. Попросту говоря, житель Южно-Сахалинска может утром, сидя за компьютером и потратив 2 минуты, заказать проверку авто из Москвы, а вечером получить отчет на email. Теперь он знает, что это реальный автомобиль, сколько у него было владельцев, попадал ли он в ДТП, чтобы понимать, стоит ли смотреть его дальше.

 

 

Уповать на волю случая или верить словам продавца мало кто сегодня решится. «Это выгодно и подборщикам авто, которые экономят время на осмотр вариантов, неподходящих под запросы их клиентов. И автохаусам: окажись все машины с их площадки в независимой базе Vin Check, доверия со стороны покупателей было бы больше. В подобном сервисе не заинтересован только тот продавец, который хочет продать авто со скрученными пробегами и скрытыми от глаз проблемами, но по цене хорошего экземпляра», — уверен основатель проекта.

 

 

Проверка онлайн — это не панацея. Никто не запрещает потом поехать и посмотреть авто вживую, а также съездить на СТО. «У кого-то просто может возникнуть недоверие, что эксперт плохо проверил машину. Но инструкция по осмотру автомобиля разработана настолько понятно и четко, что скрыть дефекты невозможно. Если эксперт о чем-то забыл, он не сможет закончить проверку. При этом каждый осмотр проверяет модератор сервиса. С другой стороны, отчет представляет собой результат первичной проверки, и поездка на станцию лишней не будет», — уверяет директор компании.

 

 

Сама по себе проверка актуального состояния авто — хорошее подспорье при покупке машины. Разумеется, за нее придется заплатить 1690 российских рублей ($28), а готовый отчет продается за 490 руб. (8 долларов). Зато уже на этом этапе отсеивается часть предложений, которая не попадает под запрос покупателя, будь это ржавый кузов или повреждения после аварии. Или покупатель, имея данные по отчету, может подсчитать примерную сумму потенциальных вложений в ремонт. Ведь многие продавцы рассказывают далеко не всю информацию об автомобиле, к примеру, нарочно забывая упомянуть о дефектах, возникших в результате ДТП. А у 10-летних машин пробеги упорно держатся у цифр в 180 тысяч км, в крайнем случае 250.

 

 

По словам руководителя, сейчас сервис востребован на рынке России, в будущем он заработает в Украине и Казахстане. Получается, красивая теория, но пока грустная практика в Беларуси. Тогда как сервис успешно работает в 79 городах России, у нас дела обстоят иначе. «Это можно объяснить тем, что любые нововведения у нас принимаются с опозданием. Белорусы с недоверием и опаской относятся к любым современным услугам, даже автоэксперты задаются вопросом, как они отфотографируют машину и проверят кузов с толщиномером в присутствии продавца. Важно понимать, что, если машина с проблемами — это не значит, что ее вообще никто не купит, просто цена будет ниже рыночной. Уверен, со временем у нас все изменится, когда люди оценят пользу онлайн-сервиса», — отмечает Анатолий Тыдыков.

 

 

В свою очередь и у ООО «БелАукцион-ГРУПП» есть своеобразная база аварийного транспорта, которая хранится в разделе «проданные лоты» и может служить в качестве ориентира для потенциальных покупателей и продавцов по среднерыночной стоимости авто. «Это не совсем база данных, а скорее история продаж: достаточно набрать VIN-код автомобиля в поисковых системах, как откроется ссылка на проданный лот», — рассказывает директор компании Виталий Скребец, который изначально строил свой бизнес на принципах открытости и прозрачности.

 

 

Как правило, свежий аварийный автомобиль белорусы покупают и восстанавливают для себя, и информация о его аварийном прошлом им не мешает, за редким исключением, когда уже потом отремонтированный экземпляр перепродается, а новый хозяин узнает всю правду постфактум (вот вам реальная история покупки Audi A6). В таких случаях просят удалить номер кузова, чтобы он не отображался в поисковых системах. «Помню, два года назад мы продавали "перевертыш" Audi , который восстановили настолько профессионально, что его было не отличить от небитого аналога», — отмечает Виталий Скребец.

 

 

Обратная ситуация: когда автомобиль сделали дешево и на скорую руку, это будет заметно если не покупателю, то эксперту, и даже база ему не нужна. А если следов ремонта не видно, но в базе значится ДТП — значит, все сделано на совесть и, похоже, волноваться не стоит. Следовательно, его восстановили согласно всем технологиям ремонта, и он будет не только выглядеть внешне целым, но и соответствовать всем параметрам безопасности.

 

 

«То, что машина побывала в ДТП, не причина отказаться от ее покупки. Куда важнее знать, какие повреждения были и насколько качественно был сделан ремонт. Например, для большинства американцев самое главное — это наличие и количество ДТП, а также история обслуживания по Carfax. Пусть у машины будут неявные следы кузовного ремонта, они не обратят на это внимания, если вы показываете чистый "Карфакс" и актуальный пробег в милях», — говорит директор компании.

 

 

В Беларуси аналогов не существует, даже проекты, наподобие того же Vin Check, реализуются с охватом стран СНГ как минимум. Ведь в рамках одной нашей страны они окупаются очень долго и сложно, упираясь в менталитет белорусов. «Тем не менее конечный покупатель только выигрывает, получая 100% информацию о машине и покупая ее с уверенностью. Если полагаться только на собственное чутье и косвенные признаки о состоянии транспорта, печальные последствия порой неминуемы», — подытоживает Виталий Скребец.

 

 

В автохаусах считают, что узнать, побывал ли автомобиль в ДТП, крайне проблематично: не каждый обращается в ГАИ или страховую компанию, от которых информация может поступать в те же базы. «Само по себе наличие базы, по которой можно узнать число аварий или состояние авто, — это хорошая, но трудно реализуемая идея. Да, это дополнительный инструмент для рядового покупателя при покупке и продаже авто, но не полная альтернатива: у нас есть толщиномер, обученный персонал, который проводит осмотр на месте и предоставляет клиенту полную информацию. Куда важнее, чтобы каждый автохаус, который законно и профессионально занимается комиссионной торговлей авто, имел официальный доступ к базам ГАИ, чтобы проверить, находится ли авто в судебном залоге или розыске, и обезопасить тем самым конечного покупателя», — рассказывает замдиректора автохауса «4Сars» Артур Сорокин.

 

 

Кроме того, нужно понимать: найти некрашеный и небитый автомобиль старше 5 лет очень непросто. Важнее знать, была ли там небольшая вмятинка или вваривалась целая четверть. Вдобавок ко всему поездку на СТО по желанию клиента никто не отменял. Все-таки в акте осмотра сотрудники хоть и прописывают имеющиеся нюансы, но не в полной мере за неимением должного оборудования.

 

 


Просто примите как факт: по дорогам Беларуси ездят десятки тысяч машин с разной историей, узнать которую при желании можно. Но обмануть покупателя при продаже автомобиля очень просто: и скрутить пробеги, и скрыть следы проведенного ремонта. Как обезопасить себя? Как вариант, предлагаются различные базы, которые борются за «чистоту» вторичного рынка. Но насколько они актуальны и своевременны по белорусским меркам? Ведь онлайн-проверки «на вшивость» с трудом приживаются в нашей реальности, хотя, безусловно, пользу приносят. А как вы считаете, нужны ли такие базы с проверенными машинами или открытой историей белорусам или доступ к ним должен быть ограничен?

Алина Вислоус 

Фото: из архива av.by

 

Опубликовано с разрешения av.by

 


Добавить комментарий